November 12th, 2010

Майское цветение

Разноцветные картинки впечатлений об Израиле 1 часть

Чем больше удаляется наше путешествие, тем сильнее хочется сохранить воспоминания о нём - теперь, когда за окном льёт скучный немецкий дождик, в воображении хочется вызвать яркие и светлые картинки. Вообще-то Израиль наполнен светом - страна хочет жить по европейскому времени, поэтому восход там очень ранний, и в семь часов светло, как днём. Зато  уже в пол-пятого (в октябре) солнце заваливается за холмы и наступает южная ночь с особым американско-ближне-восточным привкусом. Такой привкус особенно сильно чувствуется в Тель-Авиве - в городе множество переливающихся огней, на которые нам довелось посмотреть с высотного здания в центре - ну прямо Empire State Building. Мы заходили в гости к организаторше конференции и её мужу - седобородому  учёному, занявшемуся профессиональным изучением библии после выхода на пенсию. В квартире множество старинных книг а также сувенирных черепашек всех мастей из коллекции его жены Аллы. Как я позавидовала этому умению подбирать и ширить коллекцию, я всё время распыляюсь на всякие разные штучки, которые по отдельности не смотрятся. А в нашем маленьком отеле тоже было отражение толкования Библии - над кроватью висела картина - точь в точь "Тайная Вечеря" Леонардо да Винчи, но с Мэрилин Монро и Чарли Чаплиным и другими голливудскими актёрами греховно пирующими вместо апостолов. "Ведь Новый Завет здесь не существует", - напомнил мне Сашка. 

А в маленьком старинном городке Цфат, где ещё в пятнадцатом веке поселились евреи-сефарды, убежавшие от преследовавших их в Испании католиков, атмосфера совсем иная. По крайней мере на улице художников и ремесленников. Городок прилепился на горбатом холме, и улочка эта горбатая, старинная, с секретами. В каждой лавочке сидит волшебник или колдун и продаёт свои картины или украшения. Это город магии - Кабаллы, и каждый амулет и украшения имеет своё магическое значение. Вот маленькие вытянутые шкатулки - для молитвы о доме, они прибиваются на косяке перед дверью, (оказывается и в гостиницах у нас перед каждой дверью была такая), а вот хамса - талисман в форме ладони... Я готова провести здесь полдня, но у нас всего полчаса, уже темнеет, кудесники торопятся закрывать свои лавки. Не удержалась и купила картину, написанную письменами на иврите (вместо  линий - строки из  Соломоновой "Песни песней") - там как будто кусочек Цфата и что-то от Шагала в изображении скрипача. Да и сам художник-продавец похож на этого шагаловского скрипача, только более маститого. Искусству научил его отец, а того - его дед,  и т.д. А в соседней лавке ювелир-еврей из северной Африки, привёзший искуссство серебряного руна-скани - тончайшей серебряной нити, скручивающейся и переплетающейся в узорные брошки, кольца, кулоны... В конце улочки - старинная синагога, куда нас последних пускают посмотреть - сторож знает нашего экскурссовода. Здесь меня ждёт открытие - в стене за стеклянными дверцами, закрытыми на замок, шкаф, в котором хоронят священные книги, ведь их нельзя выбрасывать! Передо мной - кладбище книг! Это вызывает у меня восторг – за стёклами шкафа лежат очевидцы прошлого с замусоленными страницами.

В конце дня духовный голод сменялся физическим, мы понимали, что целый день жили как персонажи Дэна Брауна - в погоне за историческими ценностями, и самой слабой оказывалась я, призывая покончить со страданиями желудка где угодно, но желательно без последствий.  Израильская кухня впитала арабское влияние, на закуску обязательно подают хумус - протёртые бобы - и горячую питу, ну а на главное в зависимости от веры - или кошерное, или халал. В Тверии я ела рыбу святого Петра, выловленную из Галилейского озера - получила туристическое вдохновение от самого названия. Интересно, что в качестве закуски на равне с хумусом часто приносят и салат оливье - это уже влияние последней волны эмиграции.



   
promo annutta_12 august 11, 2019 08:00 49
Buy for 10 tokens
Наш внешний мир состоит из материальных вещей, сопровождающих нас какое-то количество лет и отживающих свой век. Как-то незаметно они исчезают из нашей жизни. Но есть те немногие, которые незаметно перекочёвывают из эпохи в эпоху. Таких вещей совсем немного, тем более в России, понесшей огромные…
Майское цветение

Разноцветные картинки впечатлений об Израиле 2 часть

И ещё из удивительных картинок - поездка на машине через пустыню Негев к Мёртвому морю. Зелёные холмы сменяются постепенно серой степью, которая превращается в  каменистую бежевую пустыню, дыбящуюся безжизненными холмами. Но нет, жизнь там есть - из машины мы увидели цепочку верблюдов, вдоль дороги немало вполне густо населённых деревень бедуинов... К Мёртвому морю нужно спускаться внутрь земли - на глубину минус четыреста метров, и на дороге есть отметки каждые минус сто. Само море утром выглядело на редкость привлекательно - нежно лазурного цвета в обрамлении дымки испаряющихся минеральных солей. Но мы проехали мимо моря - к Масаде, иудейской крепости среди песчаных скал без единого растения, куда нжно было подниматься на фуникулёре. Как всегда, постройки по римскому образцу сделаны на века и с учётом любви к роскоши - без терм и подогреваемого пола Ирод, для которого была построена дворец-крепость, не мыслил себе пристанища, там были цистерны воды на десять лет, и хранилища зерна.  Но славу крепость получила из-за поступка иудеев, которые бежав из Иерусалима спрятались там,  а потом, при осаде римлян, чтобы не попасть им в руки, все покончили жизнь самоубийством. Драматическая история, которыми полна история Израиля.

После Масады едем на море, но в разогретом до сорока пяти градусов воздухе не чувствуется ни прохлады, ни ветерка, и кажется, что войдя в солёный бульон ты через несколько минут сваришься, как в фондю. Не могу уговорить себя, что это чрезвычайно полезно для кожи и ретируюсь в прохладу кондиционера в ближайшее кафе, куда предусмотрительно скрылся наш экскурсовод. А Сашка с Никитой плескаются и повторяют опыт Перельмана , и Сашке удаётся лежать на спине  с газетой на воде и делать вид, что удобнее место найти трудно.

В общем впечатлений в несколько дней уместилось столько, что и не верится.  Как множество волшебных шариков, наполнивших невод  сознания, они теснятся и преливаются. Но нужно время, чтобы разобрать и рассмотреть каждый.